0
Корзина покупателя
В Вашей корзине нет ни одного товара.

ДЕНЬ ПАМЯТИ ПРЕПОДОБНОГО СЕРАФИМА САРОВСКОГО.

ЧТЕНИЕ СВЯЩЕННОГО ПИСАНИЯ КАК ОСНОВА СПАСЕНИЯ.

(из беседы преподобного отца Серафима Саровского с иноком Саровской пустыни)

Дорогие братья и сестры, с праздником святого преподобного Серафима Саровского. Следующий отрывок взят из одной из первых книг, описывающих жизнь преподобного отца: «Житие старца Серафима» Муром, издание 1893 года.

Текст, за исключением небольших орфографических исправлений, полностью сохранен оригинальным.

---

Житие старца Серафима (стр. 68 -73).

Молитвенные труды его в затворе были велики и разнообразны. Как и в пустыне, он совершал теперь свое правило и все ежедневные службы, кроме божественной литургии. Сверх того, он предавался подвигу умной молитвы, читая в сердце попеременно то молитву Иисусову, то Богородичну. Иногда, стоя на молитве, старец погружался в продолжительное умное созерцание Бога: он стоял пред святой иконою не читая никакой молитвы и не кладя поклонов, а только умом в сердце созерцая Господа… Высока и глубока эта безмолвная, затворническая молитва!-

В течение недели он прочитывал весь Новый Завет по порядку: в понедельник – Евангелие от Матфея, во вторник – от Марка, в среду – от Луки, в четверг – от Иоанна, в остальные дни – Деяния и послания святых Апостолов. Деяния святых Апостолов он толковал вслух, довольно продолжительное время. Многие приходили и слушали его слово в сладость, утешение и назидание. Иной же раз он сидел над книгой, не перебирая листов, будучи весь погружен в созерцание чистой возвышенной мысли Святого Духа. Ни один орган его не шевелился: очи неподвижно устремлены были на один предмет.

Совершенное самоуглубление отца Серафима в истины Евангельские, конечно, не осталось не облагодатсвованным свыше. Важнейшим свидетельством этого служит то, что он удостоился непостижимого восхищения в небесные обители, подобно Апостолу Павлу и святому Андрею Христа ради юродивому, которые вознесены были до третьего неба, и подобно Варсонофию Преподобному.

Об этом, непонятном для простого человеческого смысла видении, или откровении, послушник Иоанн Тихонов (позднее иеромонах Иоасаф) рассказывает так:

«Однажды, уже по выходе отца Серафима из затвора, посетил меня один боголюбивый брат, с которым мы обыкновенно делились всякою радостью и утешительным словом, слышанным от отца Серафима, в общее наше назидание. Между прочими разговорами, вдруг он спросил меня: открыл ли мне отец Серафим о той великой тайне, как он сподобился быть восхищенным в небесные обители? Я отвечал ему, что ничего не слыхал об этой великой милости Божьей, а сам между тем скорбел сердечно, от чего и мне Старец не открыл об этой великой тайне. Сколько я ни расспрашивал брата о том, чтобы он рассказал мне что-нибудь из слышанного от отца Серафима; но при всем его желании, он ничего не мог сообщить вразумительного моему понятию.

И так, проводивши брата и с нетерпением дождавшись вечернего времени, я отправился по обыкновению, часу в шестом, к отцу Серафиму, с намерением умолить его о том, чтобы он сам усладил мою душу рассказом, о полученной им великой милости Божьей. Старец при моем приходе встретил меня, как отец чадолюбивый и, вслед за мною, запер на крючок двери.

Когда мы сели друг против друга и я уже хотел молить его о том, чтобы он поведал мне свою великую тайну, как он в ту же минуту заградил мои уста своею рукою, и первое его слово было: «огради себя молчанием».

И тут же он начал рассказывать предо мною историю Пророков, Апостолов, святых Отец и мучеников со свойственной простотой. Он говорил, что все святые, которых прославляет Церковь Христова, оставили нам, по своем успении, жизнь свою, как пример для подражания и что все они были нам подобострастны, но исполнением в точности от всей души заповедей Христовых, достигли совершенства и спасения, обрели благодать, сподобились разнообразных даров Духа Святого и наследовали Царство Небесное, а пред ним вся слава мира сего, как ничто, вся наслаждения мирские и тени не имеют того, что уготовано любящим Бога в небесных обителях; там вечная радость и торжество.

Для того же, чтобы дать духу нашему свободу возноситься туда и питаться от сладчайшей беседы с Господом, нужно смирять себя непрестанным бдением, молитвою и памятованием Господа.

«Вот я, убогий Серафим, для сего прохожу Евангелие ежедневно. В понедельник читаю от Матфея от начала до конца, во вторник от Марка, в среду – от Луки, в четверг – от Иоанна; в последние дни разделяю Деяния и Послания Апостольские и ни одного дня не пропускаю, чтобы не прочитать Евангелие и Апостола дневного и святому. Чрез это не только душа моя, но и самое тело услаждается и оживотворяется, от того что я беседую с Господом, содержу в памяти моей жизнь и страдания Его, день и ночь славословлю, хвалю и благодарю Искупителя моего за все Его милости, изливаемые к роду человеческому и ко мне недостойному».

После этого Старец снова сказал мне: «Радость моя! Молю тебя, стяжи мирный дух и тогда тысячи душ спасутся около тебя». И это повторил еще два раза.

Вслед за тем, в неизобразимой радости, с усилением голоса, Старец сказал: « Вот я тебе скажу об убогом Серафиме - и потом, понизя свой голос продолжил – я усладился словом Господа моего Иисуса Христа, где Он говорил: в дому Отца Моего обители мнози суть, т.е. для тех, которые служат Ему и прославляют Его святое Имя. Ни этих словах Христа Спасителя, я убогий, остановился и возжелал видеть оныя небесные обители и Господь не лишил меня убогого Своей милости, Он исполнил мое желание и прошение: вот я и был восхищен в эти небесные обители; только не знаю с телом или кроме тела, Бог весть, это непостижимо. А о той радости и сладости небесной, которую я там вкушал, сказать тебе невозможно».

И с этими словами отец Серафим замолчал. В это время он склонился несколько вперед, голова его с закрытыми взорами поникла долу и простертою дланью правой руки он совершенно тихо и одинаково водил против сердца. Лице его постепенно изменилось и издавало чудный свет и, наконец, до того просветилось, что невозможно было смотреть на него; на устах же и во всем выражении его была такая радость и восторг небесный, что поистине можно было назвать его в это время земным Ангелом и небесным человеком. Во все время таинственного своего молчания, он как-будто созерцал что-то с умилением и слушал что-то с изумлением. Но чем именно восхищалась и наслаждалась душа праведника, знает один Бог.

Праведник Божий, по немощи человеческого языка, не мог словами объяснить дивного восхищения своего в небесные обители, зато показал мне чудным светом своего лица и таинственным своим молчанием. А я хотя и был самовидцем этого дивного события, но всегда скажу одно и тоже, что Бог весть, как все это совершилось.

После довольно продолжительного молчания, около получаса, по моему мнению, отец Серафим снова заговорил и в самых радостных чувствах, вздохнув с умилением голоса сказал: «Ах, если бы ты знал, возлюбленнейший мой отец Иоанн, какая радость, какая сладость ожидают душу праведного на небеси, то ты решился бы во временной жизни переносить всякие скорби, гонения и клевету с благодарением и, если бы самая эта келья наша (при этом он указал на свою келью) была полна червей и если бы эти черви ели плоть нашу по всю временную жизнь, то со всяким желанием надобно бы на это согласиться, чтобы только не лишиться той небесной радости, какую уготовал Бог, любящим Его.Там нет болезни, ни печали, ни воздыхания; там сладость и радость неизглаголанные; там праведники просветятся, как солнце. Но если той небесной славы и радости не мог изъяснить и сам Батюшка святой Апостол Павел (2 Кор. 12, 4), то какой же другой язык человеческий может изъяснить красоту горняго селения, в котором водворяться праведных души?»

Помолчав еще немного, начал он говорить о вечных мучениях грешников:

«Страшно читать слова Спасителя, где Он творит праведный суд свой нераскаянным грешникам: идут сии в муку вечную (Мф. 25, 46) идеже червь не умирает и огонь не угасает (Мф. 9, 46-48), ту будет плач и скрежет зубов (Мф. 8, 12). Если этих мучений боится и трепещет сам сатана, то в каком состоянии, в каком ужасе будут нераскаянные грешники? И аще праведник едва спасается, нечестивый и грешный где явится (1 Петр. 4, 18)?

Тем, которые заглушали свою совесть и ходили в похотях сердец своих, там в ожидающем их аде, нет никакого помилования. Нет там милости не сотворшим милости. Они услышат тогда Евангельские слова: помяни, чадо, яко восприял еси благая в животе твоем (Лк. 16, 25). В здешней, временной жизни еще может виновник как-нибудь отговориться от наказаний чрез случай или друзей; а там одно из двух: или приидите или отыдите! Уста Божьи, как меч обоюду острый, в тот страшный миг решат все и уже не будет возврата. Праведники наследуют обители небесные, а грешники идут в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его».

При конце беседы старец как бы совсем забыл о том невыразимом сладком состоянии своего духа, когда он говорил о восхищении в небесные обители. Он сознавал теперь только слабость естества своего и называл себя первым грешником. Наконец, давши мне отеческое благословение, он отпустил меня в мою келью с миром.

---

Дорогие братья и сестры, мы видим, что восхищение на Небеса, которого сподобились немногие избранники Божьи, по личному свидетельству преподобного старца Серафима стало прямым следствием углубленного изучения Священного Писания. Восхищение до третьего Неба во время земной жизни есть удел немногих и особый Промысл Господа Своим угодникам. Для нас же важнейшим уроком преподанным отцом Серафимом должно стать то, что внимательное чтение Священного Писания является основой спасения человека. Восхищение души в Небесные Обители есть ясное свидетельство этого.

В заключение несколько изречение преподобного Серафима Саровского.

«Надобно так себя приучить, чтобы ум как бы плавал в Законе Господнем, которым руководствуясь, должно устроять жизнь свою.

Очень полезно заниматься чтением слова Божия в уединении и прочитать всю Библию разумно. За одно таковое упражнение, кроме других добрых дел, Господь не оставляет человека Своею милостью, но исполняет его дара разумения.

Чтение слова Божия должно быть производимо в уединении для того, чтобы весь ум читающего углублен был в истины Священного Писания и принимал от Бога в себя теплоту, которая в уединении производит слезы; от сих человек согревается весь и исполняется духовных дарований, услаждающих ум и сердце паче всякого слова».

Молитвами преподобного отца наша Серафима, Саровского Чудотворца, егоже память ныне совершаем, Господи Иисусе Христе Боже наш, помилуй нас.

Другие материалы в этой категории: ПРАКТИЧЕСКОЕ ПОСОБИЕ, ХОТЯЩЕМУ СПАСТИСЬ. »